Пограничники, невротики, психотики

«Невротик», «пограничник» и «психотик» — три термина, которые постоянно встречаются в обсуждении ментального здоровья и околопсихологическом дискурсе. Не скажу, что мне очень нравится разделение людей по этим категориям, но иногда оно бывает полезным. 

Основной проблемой этой классификации мне видится некое «размывание» этих терминов: «невротик» в понимании ортодоксального психоаналитика и психиатра — это далеко не тождественные понятия. С «пограничником» и «психотиком» — то же самое. 

Хуже того, мой личный взгляд на это всё отличается от известных мне точек зрения, поэтому хочу предупредить читателя о том, что далее изложена субъективная и, возможно, неверная точка зрения на проблему. 

За более рассмотрением вопроса отправляю любопытного читателя к трудам Мак-Вильямс, Кернберга или хотя бы словарику Стоимёнова. 

Зачем всё это

Люди очень любят классифицировать друг друга — всякими разными способами. И часто это действительно оправдано: повесил на человека подходящий ярлык, и притягиваешь привязанный к этому ярлыку контекст: прогностические модели, инструменты воздействия и т.д. — красота! 

Это экономит мышление и повышает производительность труда: можно быстрее сориентироваться и меньше ошибок в работе совершить, опираясь на труды сильно более компетентных специалистов, чем ты сам. 

Классификации по уровню организации здесь ничем не отличается в этом отношении от любой другой классификации человеческих особей — существуют гайды по работе с каждым из этих типов, бери и пользуйся. И это — прекрасно. 

Только, вот, как обычно, Баба-Яга — против. Но прежде, чем, говорить о возражениях, давайте немного рассмотрим контекст. 

Психотик —> Пограничник —> Невротик —> [Здоровый человек]

Забьём на Фрейда, который называл невротиком всех, кто не шизофреник и не органик, забьём и на Кернберга, который люто задрачивался в пограничников. Перейдём сразу к Нэнси-наше-всё-МакВильямс. 

Она говорит, что, во-первых, это не три какие-то изолированные точки, а некий непрерывный континуум: внутри каждой категории могут быть градации: бывают, например, высокофункциональные пограничники, которых не так-то просто отличить от невротиков, а бывают низкофункциональные, которых и с психотиком спутать не грех. 

Думаю, здесь следует сказать, что вынесенный в подзаголовок способ перечисления рассматриваемых категорий не случаен: считается, что они идут здесь в порядке от «менее здоровых» к «более здоровым» (что бы мы ни понимали под психическим здоровьем).

Хотя это и не заслуга лично Нэнси, я люблю её за то, что она очень сильно педалирует эту самую непрерывность и нетождественность степени нарушенности в рамках одной категории. Об этой непрерывности и «размазанности» следует помнить далее — при рассмотрении каждой из категорий. 

А пока просто скажу о том, на основе каких признаков вообще производится процедура классификации: 

1. Тестирование реальности. Здесь предполагается, что есть некая Объективная Реальность™ (лол, но допустим). Так вот, степень адекватности (т.е. согласованности с количественно превосходящей нормой), с которой человек эту самую реальность воспринимает — это первый признак, по которому его потом причислят к той или иной категории в рамках рассматриваемой классификации. 

Грубо говоря, если для него министр, вещающий из телевизора, просто пиарится / хайпит / вдалбывает линию Партии, то тестирование реальности не нарушено (записываем в «невротики»). Если тот же министр передаёт лично ему, скромному сисадмину, тайные знаки о вторжении инопланетян, увы, наш условный Вася попадёт в категорию «психотиков». Если же что-то промежуточное (пограничное), например, приветов он не передаёт, сам по себе является воплощением порока — запишем в «пограничники».

2. Набор используемых психических защит. Здесь всё просто: все защиты поделили на примитивные и высшего порядка (по времени возникновения в онтогенезе: сначала у ребёнка включаются примитивные защиты вроде примитивной изоляции или всемогущего контроля, потом — всякие продвинутые штуки типа интеллектуализации или рационализации). Далее умные дядьки и тётьки постулировали, что у психотиков преобладают примитивные защиты, у невротиков — зрелые, а у пограничников понамешано (впрочем, как обычно).

3. Сила Эго. Заметили, как быстро я скатился в психодинамику? Всё просто: сама классификация была разработана аналитиками, и хотя её и приняли в достаточно большой степени некоторые психиатры, уши(?) Фрейда с Кернбергом торчат очень заметно.

Так вот, отвлёкся, простите. Эго — это такая штуковина в психике, которая призвана решать конфликт между «я хочу» и «я могу». Решать она может его по-разному: найти способ совмещения желаемого с возможным («я хочу есть, у меня есть колбаса, я ем»), найти способ избежать фрустрации интрапсихическими средствами («я хочу есть, колбасы нет, но только лохи едят колбасу, поэтому я не голоден, а принципиален») или даже простроить долгосрочную стратегию достижения желаемого («я хочу есть, поэтому напишу пост, он привлечёт клиента, я с ним поработаю, схожу в магазин, куплю колбасу — profit!»). 

И снова здесь всё по нарастающей: у невротика Эго сильное, оно умеет находить эффективные стратегии удовлетворения в рамках той самой [предполагаемой] Объективной Реальности™, у психотика оно слабое, и достраивает реальность под желания (тут стоить вспомнить поиск СПГС аналитиков на тему скрытого значения галлюцинаций и бреда). А пограничники? Догадались? Правильно, как обычно — где-то между.

Вот на основании этих трёх нехитрых и непроверяемых критериев и выделяются ядра кластеров — психотического, пограничного и невротического. 

Основные заморочки каждого типа

Есть ещё одна интересная штуковина — фундаментальные заморочки каждого типа, вокруг которых строится всё (буквально всё) в психической жизни. 

Для психотика это можно сформулировать в виде вопроса «Существую ли я и мир вокруг меня?». Причём это проживается не как некая философская или религиозная позиция, это ощущается именно как… Не знаю, как это описать, для меня это естественное состояние — даже сейчас, когда я набираю этот текст, у меня нет уверенности, что я его набираю (что это делаю «я», что именно это делается, что именно сейчас, а-а-а-а! Галоперидола мне!). 

Есть прекрасная частушка о том, как «Три танкиста / Били солипсиста / О броню машины головой». Так вот, здесь это не работает: предательские мысли о том, что никакой брони нет (на таблетках) или твёрдая уверенность, что это Орден Масонов проводит Обряд Посвящения в ложу Правителей Мира (без них) могут наблюдаться у психотика даже на фоне сильной физической боли. 

Для пограничника таким Основным Вопросом Существования является вопрос «Кто я?». Пограничник уже умеет в фундаментальную уверенность в своём собственном бытии и реальности окружающего мира, но кто же он такой — это то, что беспокоит его, осознаёт он это или нет. Кстати, именно по этой причине простое сообщение пограничнику о том, что он — пограничник уже само по себе имеет неплохой терапевтический эффект в целом ряде случаев. 

Невротик же заморочен более понятными вещами — «Что за фигня тут происходит, и как мне получить того, чего хочу?». Но пусть вас не обманет кажущаяся простота вопроса: невротик ставит его так, что это самое «чего хочу» постоянно убегает от него, как Черепаха от Ахилла в известной апории. 

А как же «здоровый человек»?

Для меня — это лишь архетип: Будда, Христос, Мухаммед и Кришна — это те, кого можно было бы причислить к тем самым «здоровым людям», но есть проблема: они — фольклорные персонажи. Увы. 

«Обычных людей», не имеющих психических заболеваний, я отношу к категории высокофункциональных невротиков. 

И против чего Баба-Яга?

Дело в том, что есть ряд тезисов относительно этих типов, с которыми я сильно не согласен. Часть этих разногласий хоть немного поддерживаются отдельными представителями мозгоправного сообщества, часть выглядит для него (а, возможно, и является) дикостью и проявлением невежества. 

Попробуем их немного разобрать.

1. «Движение возможно только влево, не вправо по этой оси: невротик может прогуляться на пограничный и даже психотический уровень, а психотик зайти в другие локации не способен принципиально». Не соглашусь, более того, имею наглость считать, что знаю инструменты для прогулок «вправо», но говорить откровенно о них в Интернете мне запрещает законодательство РФ.

2. «Прогресс в терапии — это движение вправо в рамках своего кластера». Тоже не согласен. Более того, все известные мне (из литературы или личных наблюдений) примеры действительно серьёзного прогресса — они через уход максимально влево, причём чем дальше влево — тем сильнее прогресс. Да, можно говорить о нерепрезентативности выборки, но у нас тут не научная статья, а запись в бложике, поэтому будет моё предвзятое мнение. 

3. «Степень социальной адаптации определяется уровнем организации личности». С одной стороны, да: сепульки такие сепульки (уровень определяется в т.ч. через степень согласованности картины мира субъекта с медианной в данном обществе). Да и способности к адаптации у пограничников и психотиков ниже, чем у невротиков по определению (см. абзац про «силу Эго»). 

Но чувствуется какой-то подвох в этом всём: хороший психотик, принимающий собственную упоротость и умеющий ловить в ней «ресурсы» (ещё одно странное словечко психологов) способен на многое. А уж про вошедших в раж пограничников я вообще молчу. 

Надеюсь, все умеют в сатиру, и никто не триггернётся, правда? И да простят меня пограничники — о них как-нибудь в другой раз.

4. «У психотиков — обязательно психоз, а у невротиков — невроз». Тоже не могу согласиться, высокофункциональные, талантливые психотики и пограничники вполне могут успешно убегать от попадания в психоз / развития ПРЛ всю свою жизнь.

И чо?

Да, в принципе, ничего. Просто в работе приходится сталкиваться с клиентами, которые так сильно рвутся на невротический (или «ещё более невротический») уровень, что хочется взять и процитировать им пассаж-другой из Грофа или Юнга. И пофиг на доказательность.

Виталий Лобанов
Виталий Лобанов

Комментарии закрыты.