Про заставлялку: условно деструктивные способы начать что-то делать

Существуют достаточно эффективные конструктивные способы справиться с прокрастинацией: от «обратиться за помощью к специалисту» и «проверить ментальное здоровье, при необходимости получить лечение» до различных техник из GTD и смежных подходов («помидоры», «списки задач», «расстановка приоритетов»).

Они всем хороши: широко представлены в литературе, иногда имеют доказанную эффективность и / или достаточно разумное обоснование, повышают «престиж» пользователя в некоторых социальных кругах и позволяют решить ещё и смежные проблемы («Боб так крут: справился со своей ленью по методике Пупкина, я буду с ним общаться, ведь это человек, у которого есть чему поучиться»).

Но есть одна маленькая проблема: иногда они просто не работают. Собственно, о таких ситуациях и хочу поговорить в данном тексте.

Идеология

Если посмотреть на распространённые рекомендации по преодолению невозможности «начать что-либо делать», они так или иначе основаны на предположении о том, что человек в принципе способен к созидательной, конструктивной деятельности, и единственное, что требуется — это дать ему некоторую структуру.

Отсюда все эти многочисленные «алгоритмы», «списки», «ритуалы» и т.п.

Но что, если нет? Если деградация и саморазрушение — это всё, на что хватает сил и хоть какой-то мотивации? Если разумные, практичные и имеющие доказательную базу методики не вызывают ничего, кроме апатии и, может быть, раздражения?

Лично я в этих ситуациях верю в две вещи: фарму (но её по понятным причинам не обсуждаем) и возможность сдаться — в том смысле, что снять с себя требования относительно конструктивности.

Если у Боба есть хоть немного сил на то, чтобы бесконечно листать ленту соцсетей, употреблять одурманивающие вещества или впадать в любовную зависимость, значит — у него «есть хоть немного сил».

Идея заключается в том, чтобы попытаться «выжать из себя последнее», «влезть в эмоциональный кредит», и, действуя по принципу «после нас — хоть потоп», таки сделать то, что нужно.

Да, в большинстве случаев это приведёт к негативным долгосрочным последствиям. Но вам об этом расскажет каждый первый психолог, и я не вижу смысла долго это обсуждать.

Просто я знаю, что бывают ситуации, когда реально надо что-то сделать. И надо не «когда-нибудь», а «здесь-и-сейчас».

Суть

Основная идея, лежащая в основе этого текста, проста: хороших вариантов в рассматриваемом случае — нет.

Если они есть, если GTD помогает, если есть возможность обратиться к компетентному врачу и получить корректное фармакологическое лечение, следует именно это и делать, а не применять описанное здесь.

Но когда такие возможности отсутствуют, на помощь могут прийти наши самые верные и преданные союзники, которые обычно не бросают нас даже в самых сложных ситуациях, которые не предают: пессимизм, отчаяние, злоба и апатия.

Да, они требуют за свои услуги достаточно высокую цену (подозреваю, что сама идея «продажи души» появилась в мифологии как отражение каких-то таких процессов), но они же могут действительно сделать то, что нужно.

Здесь я немного лукавлю, разумеется: если у человека совсем нет конструктивных намерений, описанные способы не помогут.

Просто потому, что «а зачем?». Обратное тоже верно: если есть хоть какое-то «надо», значит осталось и что-то хотя бы условно созидательное.

Однако оно очень часто гораздо в большей степени именно что «условно», нежели «созидательно», поэтому ни на что больше — ни на поход к психиатру, ни на применение методов GTD, ни на «просто встать и сделать» его порой не хватает.

И вот тут можно попробовать (не факт, что будет полезно, но терять в такой ситуации часто уже нечего) «зацепиться за деструкцию». Основной целью является переход из состояния «неделания» в состояние «делания хоть чего-то».

Пессимизм может помочь здесь, обрубив остатки ложных надежд на то, что некогда в будущем получится «сделать нормально». Зачастую именно это является основным тормозом на пути к реальному разрешению ситуации «хоть как-то».

Отчаяние снимет лишние ограничения: моральные, этические, страхи последствий и т.д. Думаю, подлинная свобода не может быть открыта иным способом. Конечно, настоящие джедаи отказываются от привязанностей просто по факту осознания их деструктивной роли, но текст это для обычных людей.

Злоба — прекрасный двигатель. Если вы ещё можете злиться (или хотя бы раздражаться), значит всё пока не настолько плохо, как могло бы быть. Лично я, когда остаются только эти товарищи, и среди них присутствует злоба, цепляюсь за неё — у неё наиболее гуманные расценки.

Наконец, апатия. С ней сложнее всего договориться, но и это не всегда невозможно. Апатия помогает бороться с излишней сложностью и творить всякую ерунду по принципу «и так сойдёт».

Схема, которую я предлагаю (и, которая не факт, что сработает в вашем случае), выглядит так:

1. Найти наиболее сильное чувство. Именно чувство, не мысль, не необходимость, что-то, что сделать (хотя чувство вины по поводу того, что вы не делаете — вполне ОК).

2. «Прощупать» себя на предмет отклика этого чувства на различные мысли / образы / фантазии / действия. Выбрать наиболее сильный, понять, что именно его вызвало.

3. Устроить «торг» между разными частями себя на предмет поиска варианта деятельности (именно деятельности, не бездействия) с целью найти вариант, наиболее приближенный к тому, что делать надо, но при этом ещё дающий значимый отклик по направлению чувства из первого пункта.

Это именно «схема», а не чёткий алгоритм с прописанными шагами, направление, а не подробная карта.

Просто иллюстрация идеи на уровне чуть более подробном, чем «оседлайте свою деструкцию» (хотя речь именно об этом). Один из примеров реализации, а не исключительный и единственно верный вариант.

Пример

Чтобы хоть немного соблюсти видимость какой-то «этичности», не буду приводить кейсы клиентов (если кто-то захочет, сам в комментах к анонсу поста в соцсетях напишет), расскажу о своём.

Я как раз пребываю в состоянии апатии, «не могу себя заставить что-то делать», высокой отвлекаемости и прочих замечательных эффектов, которые мне обеспечили наши дорогие <****>, запретив <***>, с которым таких проблем не было.

Мне надо дописать серию, посвящённую ПРЛ. У меня есть прямые обязательства на эту тему перед несколькими людьми, которым я это явным образом пообещал.

Серия про ПРЛ гораздо лучше работает с точки зрения привлечения аудитории на сайт. В ней (в черновике) поднимаются некоторые вопросы, ответы на которые было бы интересно найти мне самому, но… Но сил её писать нет совершенно.

Применяю схему:

1. Чувство: вина (перед теми, кому обещал написать), страх (упускаю возможность продвижения), злость (на систему психологической / психиатрической помощи);

2. Случайно выяснилось, что если я способен хотя бы выгулять Нюфа / загрузить посудомойку, эти чувства немного уменьшаются, отклик есть (тут мне в этот раз повезло). Более того, если удаётся немного потроллить упомянутую выше «систему», некоторое количество сил на реализацию этого желания — находится.

3. Торг привёл к написанию этого текста. Он немного убирает вину («я не только сплю, но и генерирую хоть какой-то контент»), снижает страх («поисковики оценивают не только качество текстов, но и наполняемость, писать откровенную хрень часто бывает лучше, чем не писать ничего»), позволяет получить удовольствия от реализации злость («вы запрещаете мне писать про <***> и <***>, я напишу о том, что деструкция — это хорошо, выкусите!»).

Что в итоге? Решил ли я свою задачу? Нет. Я же говорю, хороших вариантов нет, и обещать невыполнимое не собираюсь.

Но всё же такая конфигурация чуть лучше, чем просто «лежать и страдать». Не «вообще лучше» (я явно не тот, кто будет двигать «достигатроство» и «тряпкособирательство»), а «лучше в той системе оценок, которая актуальна именно для меня и именно в этом состоянии».

Да, на выходе моя задача не решена. Но есть два [слабо, но всё же] «утешающих» фактора: стало хоть немного легче, удалось получить чуть-чуть удовольствия, реализуя свою агрессию, и появился какой-то материальный результат моих переживаний.

Но подчеркну относительный характер критериев, для чего явным образом скажу, что в иных ситуациях эта же схема приводила меня к решению «да гори оно всё огнём» и уничтожению того, над чем работаю, и это тоже было в большей степени «делание», чем «неделание», и это тоже немного помогало.

Именно так я забил на эту самую серию про ПРЛ в начале 20-го года (она в тот период должна была быть написано по исходному плану).

«Бездействием» было сидеть и страдать, глядя на чистый лист на экране; встать, выматериться и сказать себе, что я — «ничтожество, не способное текст набрать», было гораздо более «деятельным» актом.

Суть не в том, чтобы «быть конструктивным», суть в том, чтобы «выйти из ступора», пусть даже и в разрушение. Разогнать трясину, осушить болото и всё такое.

Побочные эффекты

Пара слов о побочках (почему-то всякие психологические «делай так-то» идёт без этого раздела, что очень неправильно, с моей точки зрения).

Поощряя себя на использование собственных разрушительных тенденций, вы усложняете работу на противодействию им.

Можно «радовать себя лишней шоколадкой», чтобы мотивироваться на подготовку к экзамену, даже если у вас РПП, но «шоколадка» почти наверняка в этой схеме приобретёт ещё большую ценность, и с РПП справиться будет гораздо сложнее.

Можно запрещать себе спать, пока не будет сдан проект, но не удивляйтесь, если после этого проблемы со сном станут неотъемлемой частью вашей жизни.

Развиваться, становиться лучше, чтобы сохранить разрушающиеся зависимые любовные отношения — вполне себе вариант, но когда они закончатся (а они закончатся, они всегда заканчиваются), вам будет гораздо больнее, да и шансов выйти с минимальными потерями через терапию или что-то в этом роде поубавится.

Но кого когда останавливали «предупреждения минздрава?». Да и вообще до тех времён ещё «дожить надо попытаться».

Этическая позиция

Отвечу сразу ханжам по поводу этики. Ребята, я ничего нового не говорю. Любой опытный травматик обо всех этих способах знает, и может сам десяток таких статей написать.

Открою «тайну»: я пишу это не столько для того, чтобы поделиться «уникальными рецептами», сколько для того, чтобы вообще хоть одна сволочь (в данном случае — я) открыто об этом сказала.

Все мы делаем это. Но молчим. Мы же — психологи, должны нести разумное-доброе-вечное.

Чтобы, не дай ЛММ, кто-нибудь не посчитал, что мы валидируем его деструктивные наклонности, и не выкурил лишнюю сигарету, не выпил лишнюю бутылку пива, не <***> и не <***> себя.

А то, что при этом травматики не получают от нас принятия, понимания и это самой долбанной валидации, всем пофиг. Зато профессиональная этика соблюдается.

Нахер!

Цель написания заключается лишь в том, чтобы, будучи каким-никаким специалистом сказать:

«Я знаю, такое бывает, я не осуждаю, и понимаю ваш выбор. Возможно, в вашей ситуации он действительно оптимален, и ошибаетесь не вы, а все вокруг: родители, супруги, друзья, психологи и даже психиатры. Иногда и так бывает».

Конечно, было бы эффективнее, если бы это сказал какой-нибудь глав. зав. каф. гав. мяв., имеющий кучу регалий и должность посолиднее, но им, как правило, есть что терять в контексте репутации в сообществе, и ожидать от них подобного послания, мягко говоря, не очень-то реалистично.

Не хочу, чтобы меня поняли неправильно: я не призываю к аутодеструкции, я лишь говорю о том, что у травматиков порой бывают свои достаточно веские причины вести себя непонятным другим образом, и это следует учитывать.

Техника безопасности

По сути, мы говорим о концепциях, сходных с «осознанным потреблением» и «снижением вреда» в работе с зависимыми. Идея в том, что, конечно, бросить — это прекрасно, но не всегда возможно вот-прямо-сейчас.

И в этом случае, если не получается (физически, блин, невозможно) сделать то, что нужно, имеет смысл попробовать снизить вред и максимизировать пользу от того, что возможно.

По этому поводу у меня есть несколько рекомендаций, которые я попробую изложить в самом общем виде.

Мне кажется, что «оседлание деструктивных тенденций» — это принципиально краткосрочный метод, использование которого нецелесообразно растягивать надолго.

Да, можно себя перестимулировать на какое-то время, но потом всё-равно будет «откат», состояние станет ещё более хреновым, чем было до этого, и проблемы навалятся с новой силой.

Отсюда вывод: вылезли из «локальной ситуации» — не входите в следующую, постарайтесь-таки позаботиться о себе, восстановиться, выспаться и т.п. Количество попыток ограничено, цена каждой следующей будет всё выше, а шанс на общее улучшение состояния — всё ниже.

Кроме того, аутодеструктивное поведение достаточно легко может стать самоподдерживающимся, поэтому прибегать к нему не нужно, а если избежать этого невозможно, то следует несколько раз проверить, не подвержены ли вы влиянию каких-либо искажений мышления и / или восприятия (например, обратившись к врачу), которые просто не позволяют вам видеть иные варианты.

Но если избежать использования подобных методов невозможно, постарайтесь хотя бы не делать этого слишком часто.

Не из соображений этики и «правильности», а просто потому, что со временем эти способы становятся всё более «дорогими» и менее эффективными.

Возможные формы

К сожалению, о некоторых формах и способах самомотивации написать не получится, поскольку это грозит блокировкой сайта и некоторыми проблемами лично мне.

Поэтому ничего такого в этом тексте не будет, а если вам покажется, что оно там есть, то это только показалось.

Эксплуатация пессимизма и депрессивных установок

Пессимизм, депрессивное мышление и отчаяние — это основа.

Зачастую, чтобы начать делать хоть что-то требуется потерять всякую надежду на то, что будет лучше. Просто потому, что она будет мешать принимать некоторые реализуемые на практике (в этом состоянии, а не в абстрактном «когда отпустит») решения.

Конкретные методы развития в себе чувства отчаяния оставлю на выбор читателя, список их достаточно широк: от элементарного подсчёта запланированных в отчётном периоде (например, в «этом месяце») обязательных расходов до воспоминаний о том, что за всю жизнь вам ничего толком сделать не удалось.

Цель на этом этапе — перестать цепляться за идею о том, что когда-нибудь станет лучше. В конце концов, даже если и да, там особо думать не надо, вы ничего не теряете (на самом деле, теряете, конечно, но об этом можно и в другой раз подумать).

Я часто пользуюсь такой штукой, когда нужно выполнить какие-то действия в «физическом мире» — сходить в магазин, что-то починить и т.п. Мне достаточно сложно даются подобные действия, и мысль о том, чтобы «отложить на завтра» могут казаться очень привлекательными.

Понимание же того, что «завтра будет хуже, чем вчера» отрезвляет и заставляет собирать остатки ресурсов.

Сейчас пять утра, я не могу уснуть, мне лениво писать этот текст, и кажется, что можно это сделать днём.

Но я вспоминаю свои бессонные ночи за последние несколько недель и понимаю, что нет, то, что сейчас — это ещё офигенный энтузиазм и работоспособность, а вот днём начнётся настоящий ад (благо, сейчас зима, и солнечный свет присутствует в моей жизни не так долго).

Разумеется, можно «перебрать» и начать задаваться вопросами о том, что если всё-равно не получится, зачем вообще пытаться. Но мы договорились заранее рассматривать ситуации, в которых вам действительно «надо» что-то сделать. В иных случаях — лучше отложить.

Эксплуатация зависимости

Ну, здесь классика, которую можно найти даже у самых «конструктивных и позитивных» психологов: «давайте себе маленькие поощрения за выполненную работу».

Идея та же самая, только «маленькие поощрения» могут быть не только безобидными (и бесполезными) аффирмациями, но и чем-то более интересным.

Например, я вряд ли пойду в магазин, если у меня закончится хлеб или соль, однако за кофе — вполне себе (мне весьма грустно без него).

Т.е. правильно используемая зависимость (пищевая, табачная, любовная, социальная или любая другая) может быть достаточно эффективным средством самомотивации. Вспомните все эти стереотипы о подвигах «во имя прекрасной дамы», это же именно оно.

Обратной стороной будет усиление этой самой зависимости, повышение значимости объекта и эмоциональная дестабилизация, но это же не так важно по сравнению с тем, что задача будет выполнена, верно?

Эксплуатация мнительности

Вы замечали, что параноики (в бытовом смысле этого слова) часто бывают достаточно деятельными: им редко бывает лень подойти к двери и посмотреть в глазок, кто пришёл к соседям или выяснить, кто, с кем, когда и почему встречался вчера на лестничной площадке.

Можно взять пример с них: иногда бывает достаточно лишь немного сгустить краски, усилить негативные последствия от невыполнения работы, и страх придаст вам сил.

Когда мне было совсем лениво / апатично ходить на работу, я порой справлялся с этим тем, что вспоминал своего директора с его прекрасными концертами на тему «вас тыщщи таких за забором», прокручивал варианты, как именно мой отказ задержаться на работе повлияет на его отношение ко мне лично, и зачастую это помогало.

Идея о том, что женщина, с которой я на тот момент встречался, уйдёт от меня потому, что я в плохой физической форме, какое-то время поддерживала меня в тонусе и обеспечивала способность к регулярным тренировкам.

Женщина в итоге ушла, но некоторый опыт пребывания в достаточно тренированном (по моим меркам) теле я приобрёл.

Здесь основная опасность заключается в том, что можно перестараться, и вместо мотивации или хотя бы ажитации (которая достаточно легко конвертируется в двигательную активность) получить дезорганизующую тревогу, которая сделает ещё хуже.

Что ж, не зря же собранные здесь способы названы «деструктивными».

Эксплуатация негативного аффекта

Пожалуй, это самый простой раздел. Злость, зависть или ненависть — прекрасные и хорошо известные большинству людей средства самомотивации. Тут речь идёт о негативном аффекте, направленном вовне, про саморазрушение поговорим ниже.

Отчасти данный текст писался и на основе этой стратегии (их, стратегии, кстати, прекрасно можно комбинировать между собой): пожалуй, основной мотивацией, которая заставила меня в данном случае набрать все эти буквы, была злость на специалистов, инвалидировавших меня в своё время.

Это — отыгрывание злости и обиды, довольно бесполезная фигня, но хороших вариантов всё-равно нет, а так хоть текст будет, может, и валидирую кого заодно.

Зависть к более успешным одногруппникам привела к тому, что я получил свой долбанный красный диплом с целочисленным баллом.

Это не особо помогло мне в жизни (лучше бы социальные связи прокачивал), но речь здесь не о целеполагании, а о способах достижения уже поставленных целей в условиях истощения и отсутствия ресурсов.

Как правило, негативные эмоции достаточно «персонализированы», и зачастую для перехода в «деятельное» состояние бывает достаточно сделать две вещи: определить, кого вы ненавидите сегодня, и как-то привязать (достаточно правдоподобно для себя) выполнения стоящей перед вами задачи к нанесению ущерба этому кому-то.

Честно говоря, я не могу здесь соблюсти формат и написать о скрытых побочках: могут ухудшиться отношения с объектом вашей ненависти / зависти, но разве это проблема?

Мне кажется, это самая конструктивная штука из описанных здесь, по возможности я стараюсь использовать именно её.

Эксплуатация саморазрушения

А вот тут уже несколько сложнее: начиная с того, что сложно соответствовать требованиям запрещённой в нашей стране цензуры, и заканчивая тем, что это реально опасная фигня.

Но, будем честны, она тоже может работать. Когда в моей жизни ещё были дедлайны, я соблюдал их, запрещая себе спать, пока не закончу нужный участок работы. Конечно, количество ошибок возрастает, но и времени на их исправление становится больше.

Возможно, именно за эти корректно соблюдённые сроки я расплачиваюсь сейчас, не имея возможности уснуть.

Согласился ли бы я тогда на подобные издевательства над собой, если бы знал, к чему они приведут? Думаю, да, ведь для меня выполнение тех задач было действительно важно.

Однако прямое физическое «отрицательное самоподкрепление» — не единственный, да и не всегда самый эффективный способ эксплуатации стремления к саморазрушению в целях эффективного решения поставленных задач.

Если предположить, что мортидо (как противоположность либидо, воплощение Танатоса) действительно существует в человеке, то можно подумать и о его эксплуатации.

Более подробно описывать мне не позволяет моя трактовка действующего законодательства, но примеров самопожертвования во благо чего-то / кого-то полно, ими вся культура пронизана.

Опять же, общественно одобряемой формой саморазрушения является «трудоголизм», и иногда прямое осознание того, что «я работаю не за деньги, а на убой» тоже может придать сил (хотя, как правило, и ненадолго).

Побочные эффекты тут очевидны: саморазрушаясь, вы рискуете саморазрушиться. Это может выглядеть достаточно привлекательно, но я рекомендую трезво оценить все последствия.

Эксплуатация инвалидации

Инвалидация, особенно со стороны действительно значимых фигур, тоже может помочь. Давным-давно, ещё когда я жил с родителями, я порой эксплуатировал отца, который всегда рад был объяснить, что я — безвольное чмо, и «настоящие мужики не ноют, что не могут, а просто делают».

Этого хватало, чтобы, например, готовиться к экзаменам, писать курсовики и пересиливать социальную тревожность, чтобы хоть иногда ходить на пары.

Авторитет значимой фигуры позволяет «спрятать» часть переживаний, которые могут мешать выполнению задачи, а это, в свою очередь, может помочь сэкономить силы и пустить их на её решение.

Важно, чтобы инвалидирующая фигура была действительно значимой, иначе рискуете вместо инвалидации себя обесценить обесценивающего (что не так плохо, но не соответствует заявленной цели).

Помимо этого есть ещё одна потенциальная «побочка»: слишком уж легко перейти в состояние тотальной инвалидации, когда и сама задача, и необходимость её решения тоже выпадут из списка «актуального».

Эксплуатация вины

Ещё один классический способ. Чувство вины — прекрасная основа для манипуляций, и самоманипуляций в том числе.

«Если я не выйду на смену, коллегам, которые так хорошо ко мне относятся, придётся очень туго, просто потому, что количество работы не уменьшится.

И хотя я довольно бесполезен и некомпетентен, я могу избавить их хотя бы от выполнения операций по принесению и подаванию».

Способ отлично сочетается с внешней инвалидацией: если значимая фигура скажет (достаточно эмоционально), что вы её подводите, воздействие будет сильнее.

Особенно эффективен в случае эмоциональной зависимости, если вина будет раскручена по отношению к объекту этой самой зависимости.

Такая конфигурация позволяет вылезать из самых сложных состояний, поскольку сочетает и самоотрицание / самобичевание, и самопожертвование, и ожидание разрушительного положительного подкрепления и много ещё чего.

Побочки: вина останется, скорее всего, независимо от того, будет ли выполнена задача, и с ней придётся что-то делать.

Кроме того, используя этот способ, вы становитесь более подверженным манипуляциям со стороны (хороший повод задуматься о том, нужно ли вообще вам решать исходную задачу, или это кто-то просто проэксплуатировал ваше состояние после использования этого способа в прошлом).

Эксплуатация прокрастинации

А это уже уровень настоящих джедаев. Прокрастинация (или лень, хоть я в неё и не верю) по сути своей противоположна целенаправленному поведению, и задействовать её для решения поставленной задачи может быть достаточно трудно.

Тем не менее, в совсем тяжёлых случаях может сгодиться и она: во-первых потому, что кроме неё может ничего другого и не быть, во-вторых потому, что прокрастинация — это обычно некое «делание» хоть чего-то, т.е. состояние немного более активное, чем простое лежание на диване (если вы можете хотя бы листать ленту, всё не так плохо, как могло бы быть).

Во-первых, прокрастинация может быть основой для использования стратегий, основанных на чувстве вины и / или внешней инвалидации.

Во-вторых (это сложнее), иногда удаётся сторговаться: делать не совсем то, что нужно, но то, что может быть формой прокрастинации и — одновременно — хоть немного относится к теме.

Некогда для меня такой формой прокрастинации были задачи вроде рефакторинга древней конфы в «одинэсе», инвентаризации мелкого оборудования или написания документации. Это не то, за что мне платили, но это было тем, что немного относилось к теме, и во что удавалось прокрастинировать.

Со временем прокрастинация стала принимать всё более отдалённые от реальных задач формы, и в этом, как мне кажется, основная проблема данного метода. Но сколько-то его проэксплуатировать порой получается.

Эксплуатация апатии

Next level от предыдущего подраздела. У меня есть своя классификация уровней выраженности апатии: «тяжело стоять», «тяжело сидеть» и (самый ад) «тяжело лежать».

Способы её использования для самостимулирования различаются в зависимости от того, какую степень выраженности она имеет в данный момент.

«Тяжело стоять» можно задействовать в борьбе с перфекционизмом и излишней замороченностью интересами других.

В состоянии, когда «тяжело сидеть» может появиться решимость на то, чтобы сбросить с себя часть задач (не самый плохой способ решения для некоторых их них).

«Тяжело лежать» — достаточно бесполезное состояние само по себе, но его можно использовать как генеретор отчаяния, а уже его пытаться задействовать в качестве «стимула».

Опять же, на дне этих состояний порой удаётся отыскать ненависть к себе или миру и использовать уже их.

Вообще, апатия — хреновая штука, и тут целесообразно попробовать как-то с ней справиться (например, обратиться к психиатру за препаратами).

Побочки тут связаны с тем, что далеко не всегда получается что-то из него (состояния) выжать, и есть риск просто так и остаться бездейственным.

[Не]двойственность

Хотелось бы сказать пару слов об «условности» самих понятий о «конструктивных» и «деструктивных» способах достижения цели.

Мне представляется ужасным ханжеством такое разделение, поскольку единственным «реальным» критерием я вижу эффективность — помогает ли способ достичь поставленной цели в рамках заданной системы ограничений.

Да, некоторые стратегии самомотивации имеют больший потенциал в отношении развития нежелательных последствий, но так ли всё однозначно?

Действительно ли «помидорки», прерывающие состояние сосредоточенности по таймеру такое уж безобидное решение?

Не ведут ли они в долгосрочной перспективе к состоянию, близкому к выученной беспомощности («нафига мне входить в поток, если равнодушный будильник меня оттуда выдернет?»).

Правда ли что списки дел, генерирующие лютые тонны тревоги, как только не удаётся выполнить какое-то значимое их количество (не всегда по вине самого исполнителя) такие уж безвредные, и, если да, то что с этой самой тревогой делать?

Опытный травматик знает: для саморазрушения можно использовать что угодно, включая «обращения к врачу» или «психотерапию» (как по мне, это вообще самые «эффективные» способы, если применять их с умением).

Но почему-то мы (психологи) предпочитаем не замечать этого, клеймя другие (порой работающие) способы.

По какому же критерию мы их выбираем? Не по наличию ли внутренних запретов и страхов у нас самих?